Bussines News

Владимир Гродецкий: Нужно думать о будущем

Опубликовано

Автор: Алексей Стрельцов
Источник: http://www.soverkon.ru/
Постоянный адрес статьи: http://www.soverkon.ru/2005/24/5.php

Сегодня Россия занимает второе место на мировом рынке оружия. Продав в прошлом году вооружений более чем на 5 млрд долларов, мы, тем не менее, не можем чувствовать себя на этом рынке уверенно. Главным образом потому, что 70 процентов российского экспорта приходится на две страны - Китай и Индию. И кто знает, сними завтра «прогрессивное мировое сообщество» эмбарго на поставки оружия в КНР, останутся ли китайцы нашими покупателями или прибегут за помощью к «дядюшке Сэму».

Никто не гарантирует России стабильно высокого дохода на мировом рынке оружия. Страна сидит не только на нефтедолларовой, но и на китайско-индийской «игле»: потеря этих двух партнеров по оружейному бизнесу обернется огромными финансовыми потерями и, как следствие, спадом производства на российских предприятиях военно-промышленного комплекса.

Как «слезть с иглы»?

Как уйти от этой ситуации, обезопасить себя от слишком большого влияния двух стран? Выход один - освоение новых рынков сбыта продукции, приход российских производителей в другие страны. Контракт с Венесуэлой на поставку автоматов Калашникова «сотой» серии стал одним из первых таких соглашений, открыв России перспективы на латиноамериканском континенте, ранее считавшемся вотчиной США, Франции и Бельгии. Теперь, не исключено, мы сможем осуществить прорыв и в другие латиноамериканские страны, тем более что интерес к нашей продукции есть, и немалый.

По словам генерального директора «Ижмаша» Владимира Гродецкого, генералы из стран Латинской Америки обычно очень пристально следят за тем, что нового появилось у сопредельных государств. Та же Венесуэла, купив у России партию вертолетов, тут же оказалась в центре внимания соседей. Как это ни страшно звучит, но лучшей рекламой военной техники является военная угроза. Поэтому министерства обороны соседних с Венесуэлой стран наверняка призадумались, как они будут противостоять российскому оружию в случае конфликта с Венесуэлой.

Впрочем, подобная «реклама» вовсе не гарантирует, что оборонные ведомства соседних с Венесуэлой стран обязательно купят российское оружие. Они могут обратиться к любым производителям, в том числе и к США, которые весьма охотно распространяют свое влияние на этом континенте.

Поэтому, считает Владимир Гродецкий, представителям российского ВПК надо чаще и настойчивее приглашать представителей стран Латинской Америки на всевозможные выставки. Но не просто генералов, а тех лиц, в чьи обязанности входит давать главе государства советы относительно приобретения оружия. Только в этом случае можно рассчитывать на результат. Прояви они хоть малейший интерес к российскому оружию, в дело вступит «Рособоронэкспорт».

Нужен ли «Рособоронэкспорт»?

Существует ли в такой специфической области, как торговля оружием, понятие «маркетинг»? Безусловно, существует, считает Владимир Гродецкий, и он должен быть максимально эффективным.

Сегодня лишь несколько предприятий ВПК имеют возможность самостоятельно вести военно-техническое сотрудничество. А государственным спецэкспортером российского оружия уже несколько лет является ФГУП «Рособоронэкспорт».

В адрес этой структуры периодически раздается критика. Некоторые наблюдатели и эксперты полагают, что из-за своей неповоротливости и забюрокраченности «Рос-оборонэкспорт» не показывает тех результатов, которые необходимы государству.

Есть и другие мнения. Оценивая деятельность этого государственного предприятия, Владимир Гродецкий привел такие цифры: когда на мировом рынке Россию представляли порядка 20 субъектов, мы продавали оружия на 2-3 млрд долларов в год. Теперь, когда их число ограничено и «Рособорон-экспорт» фактически является монополистом - более чем на 5 млрд долларов.

Да, российские предприятия ВПК из судостроительной или авиационной отраслей часто не нуждаются в представителе и могут торговать сами, там один авианесущий крейсер на миллиарды долларов тянет. Но таким, как «Ижмаш», в одиночку добиться заключения контрактов бывает очень сложно.

В начале 90-х на мировом рынке торговали все, кому не лень, в том числе производители стрелкового оружия. Любой контракт считался огромной удачей, борясь друг с другом, предприятия постоянно снижали цену. И пользы от этого не было никакой: некоторые производители сбывали лежавшие на складах патроны даже ниже стоимости потраченного на них металла.

Поэтому наступать единым фронтом выгоднее, чем разрозненными частями. Для того чтобы заключить контракты с Венесуэлой, представителям «Рособоронэкспорта» пришлось проработать в этой стране целый год, потратив, к слову, очень солидные средства. И никаких гарантий того, что бравые латиноамериканские генералы обязательно заключат контракт, не было. «Ижмашу» самостоятельно таких длительных переговоров и огромных затрат не потянуть, поэтому работа с «Рособоронэкспортом» в данном случае имела огромные преимущества.

Кстати, этого контракта без «Рособоронэкспорта» никогда не было бы еще по одной причине. В Венесуэле законодательно запрещено вести переговоры о закупках оружия с негосударственными организациями. Российские предприятия ОПК, даже контролирующийся государством «Ижмаш», - в их понимании коммерческие структуры. А «Рособоронэкспорт» - это представитель государства. 44 представительства в различных странах мира и мощные лоббистские возможности нашего спецэкспортера также нельзя сбрасывать со счетов.

Итак, единый российский представитель на мировом рынке оружия необходим. Но какой? Прежде всего хотелось бы, чтобы эта структура работала более оперативно. Сами же представители государственной корпорации об этом и говорят: мол, для нас что продажу эсминца оформить, что сотню автоматов - один набор документов и один срок работы. А деньги, заметим, разные.

Если «Рособоронэкспорт» будет работать оперативнее, считает Владимир Гродецкий, выиграют все: и производители оружия, и граждане, и государство. Ну и сам «Рособоронэкспорт», конечно, кровно заинтересованный в увеличении продаж российского оружия.

Что касается сервиса и поставки запчастей к проданной технике, эти сферы, считает генеральный директор «Ижмаша», как раз то, что можно передать в ведение предприятий. Это позволило бы повысить оперативность не в ущерб качеству. В конце концов, государство может определить рамки, в которых будут работать предприятия по этим направлениям, выдать лицензии, и тогда никаких проблем возникать не будет.

Правительство - как собака на сене...

Впрочем, для того чтобы торговать оружием, надо его производить и совершенствовать. Ждать, когда российские предприятия ОПК, наконец, поднимутся с колен, а у государства появится внятная промышленная политика, на мировом рынке никто не станет. Заинтересованные страны хотят покупать оружие «здесь и сейчас», и такую возможность им нужно предложить.

Однако, повторимся, реальных планов развития отечественной «оборонки» у нашего государства, к сожалению, пока нет. Ситуация усугубляется и тем, что за время работы кабинета министров Михаила Фрадкова на правительственном уровне не было проведено ни одного совещания, касающегося развития этой важнейшей отрасли.

Отсутствие внимания приводит и к отсутствию реальной поддержки оборонного сектора. Государственная машина лишь ограничивает предприятия, не осознавая, что любое ограничение должно хоть чем-то компенсироваться.

Так, власть наложила запрет на участие иностранного капитала в работе оборонных предприятий. Правильное решение? С одной стороны, да, правильное. У иностранных производителей зачастую совсем другие интересы: нередко случается так, что, покупа