Loading...
Вы сейчас здесь:  Бизнес-новости  >  Новости  >  Новости компаний  >  Недвижимость  >  Адвокат Андрей Безрядов: Россию захлестнула новая волна передела собственности

Адвокат Андрей Безрядов: Россию захлестнула новая волна передела собственности

12.07.2016  /   No Comments

Mortgage contractВ России набирает обороты процесс легализации рейдерских схем. По мнению адвоката Андрея Безрядова («Юридическое бюро адвоката Андрея Безрядова»), инструментом перераспределения наиболее ликвидных активов от частных собственников к окологосударственным банкам и структурам становится закон о банкротстве.

За последние двадцать лет российский бизнес пережил несколько волн передела собственности. Первая волна в начале 90-х была связана с переходом от государственной к частной собственности через приватизацию предприятий. Вторая началась в «нулевых» и проявилась в серии рейдерских захватов построенного за период приватизации успешного бизнеса. Третью волну спровоцировал финансовый кризис 2007 года, ее основными участниками стали крупные банки, получившие в результате контроль над крупными игроками в строительстве и розничной торговле. В 2015 году началась четвертая волна передела собственности, инициированная окологосударственными банками через процесс банкротства крупнейших отечественных компаний.

Если раньше переделом собственности обычно называли процесс нелегитимного, законодательно не закрепленного перераспределения активов, то теперь ситуация кардинально изменилась, и рейдеры вышли из «тени». Основным инструментом передела собственности становится законодательство о банкротстве, которое активно редактируется чиновниками в интересах банковских структур.

Так, в начале 2015 года были существенно расширены права залоговых кредиторов, упрощены правила банкротства компаний-заемщиков. Банки получили право обращаться с заявлением о банкротстве должника даже в отсутствие судебного решения о взыскании долга. Подобные изменения вводились под предлогом стимулирования банковского кредитования – кредиторам предоставлялись дополнительные гарантии, позволяющие расширить объемы финансирования промышленности.

Однако вместо оздоровления ситуация в экономике только усугубилась. Частные предприниматели испытывают жесткий дефицит финансирования, ставки по банковским кредитам по-прежнему запредельны. Зато динамика дел о банкротстве растет как на дрожжах. В 2015 году число дел о банкротстве, рассматриваемых судами, увеличилось на 15–20 %. При этом если раньше основными инициаторами банкротств являлись поставщики и подрядчики неплатежеспособных компаний, то сегодня в авангарде этого процесса выступают госбанки. Количество исков о банкротстве, поданных банками к клиентам из корпоративного сектора, возросло на треть.

Жертвами передела собственности уже стали крупные застройщики и авиаперевозчики. В 2016-2017 годах число банкротов почти наверняка пополнят предприятия многих других отраслей российской экономики, измотанные финансовым дефицитом, жесткой налоговой политикой, санкциями, слабым потребительским спросом.

Минэкономразвития разработало очередную порцию поправок в законодательство о банкротстве. В начале года президентский Совет по кодификации гражданского законодательства документ поддержал, однако направил его на доработку.

Чиновники планируют кардинальную реформу системы регулирования при банкротстве. Согласно последней версии законопроекта, этапы наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления предлагается заменить реструктуризацией, которую будет необходимо согласовывать с кредиторами. Появится деление кредиторов третьей очереди на классы, с которыми будет необходимо по отдельности согласовывать требования.
Обсуждается предложение наделить кредиторов правами поглощения бизнеса несостоятельных должников через механизм конвертации долга в акции. Основанием для развития событий по такому сценарию является недобросовестное поведение должника, а также сокрытие сведений об отрицательной стоимости активов. Конвертация долга в акции возможна и сейчас, однако происходит только по договоренности сторон и сложнее в реализации. Сначала запускается процедура замещения активов и на базе имущества юридического лица – банкрота создается акционерное общество. Затем акции вновь созданного акционерного общества предоставляются кредиторам в форме отступного пропорционально сумме задолженности.

Формальная цель реформы – увеличение перечня реабилитационных процедур, которые помогут не ликвидировать, а спасти должника и сгладить негативные последствия от ликвидации компании; сокращение сроков удовлетворения требований должников, введения в отношении должника конкурсного производства. По замыслу авторов законопроекта деление кредиторов на классы позволит предусмотреть разные условия для разных типов кредиторов внутри одной очереди.

Необходимым условием реализации новаций является добросовестность всех участников процедуры банкротства. Однако действительность такова, что едва ли не каждый случай банкротства предприятий, располагающих ликвидными активами, сопровождается многочисленными злоупотреблениями как со стороны должников, так и со стороны кредиторов. В частности, недобросовестные должники активно пользуются такими способами вывода активов, как создание дочерних структур с внесением активов в оплату уставного капитала; распродажа активов по договорам купли-продажи, оплата по которым производится в пользу третьих лиц; получение авансового платежа от должника (банкрота) по договору.

Новое законодательство заметно усиливает позиции кредиторов, которые могут воспользоваться обновленными нормами для прессинга «недобросовестных» должников и смены собственника в кредитуемых компаниях с целью изъятия у должников ликвидных активов.

В теории законодательство о банкротстве призвано защищать интересы кредиторов и должников в равной степени. Но, к сожалению, на практике закон о банкротстве такую функцию не выполняет. Наряду с экономическими трудностями, многочисленные пороки законодательства о банкротстве могут стать дополнительным катализатором процесса передела собственности. Уже в этом году может вырасти объем сделок уступки прав требований по просроченным займам между банками и кредиторами, заинтересованными в перехвате управления должником. Появляются контуры нового спекулятивного сегмента финансового рынка, полезность которого для российской экономики отнюдь не очевидна.

Добавить комментарий